09.02.2022

Инна Папоротная: «Красота зажигает, и тебе хочется так же, но по-своему "искрить"!»

В конце прошлого года в «Архипелаге» вышла новая книга Зули Стадник о приключениях необыкновенного пылесоса по имени Чижик.

«Чижик всё исправит!» – это современная городская сказка о храбром и добром волшебном пылесосе, случайно оказавшемся в семье второклассницы Поли Половичкиной. ЧИЖ-39, или попросту Чижик, способен не только начисто убрать квартиру, но и завтраком накормить, пожар потушить и даже подвезти, куда надо.

Проиллюстрировала эту полную доброго юмора и морали историю талантливый гродненский художник-иллюстратор Инна Папоротная. В интервью издательству Инна поделилась секретами создания персонажей, рассказала о том, как борется с выгоранием и вспомнила далёкие «доинтернетные» времена.

Инна Папоротная – известный художник-иллюстратор

С чего начался ваш творческий путь? Сразу ли вы нашли себя в иллюстрации? И чем она вас привлекла?

Я начала работать, когда училась в Гродненском колледже искусств на втором курсе. Рисовала для местной типографии открытки, персонажей для продуктовых упаковок, раскраски и даже маленькие книжечки. В колледже учащиеся могли выбрать себе любой дипломный проект: и оформление витрины, и батик, и разработку логотипа. Я решила проиллюстрировать книгу К. С. Льюиса «Хроники Нарнии». Это было 20 лет назад.

Хотя у меня был «книжный» дипломный проект, иллюстратором я стала далеко не сразу. Это сейчас в интернете масса информации о том, как начать сотрудничать с издательствами, а тогда это был тёмный лес. Поэтому я занялась дизайном.

Немного позже, всё в то же «доинтернетное» время, я услышала об одном минском детском издательстве и захотела поработать с ним. Я рисовала акварелью иллюстрации к сказке про глупого мышонка. Меня много раз просили перерисовать какие-то мелочи. Поскольку в фотошопе в то время иллюстраторы практически ещё не работали, приходилось полностью перерисовывать иллюстрацию акварелью. Рисунки редактору я отправляла с водителями автобусов, (тогда это был самый быстрый и удобный вариант), она забирала их на автовокзале, а затем мы связывались по телефону для обсуждения правок. Но сотрудничество в итоге не сложилось. Я оставила свои попытки, услышав о таких же трудностях в работе с этим издательством от других художников.

Можно сказать, что детская иллюстрация притягивала меня всю мою творческую жизнь. Если я рисовала какие-то картинки в подарок, то они были на детские темы, с милыми персонажами. Получается, я не то чтобы сознательно выбрала профессию иллюстратора, а просто со временем поняла, что это моё дело – и именно в нём лучше всего раскрываются мои способности.

Расскажите о самой первой книге, которую вы проиллюстрировали. Какой она была?

Свою самую первую книгу я нарисовала 20 лет назад для той самой типографии, о которой уже говорила. Это была картонная книжка-малышка на 6 страниц (удивительно, но в ней тоже фигурировал красный пылесос, как и в повести Зули Стадник). Моя мама до сих пор хранит её.

Но первая серьёзная книга, от которой я и отсчитываю свой путь в иллюстрации, вышла только в 2017 году. Годом ранее я узнала о конкурсе «Новая детская книга» издательства «Росмэн», нарисовала 4 иллюстрации для него и стала лауреатом в номинации «Новая детская иллюстрация». Главный приз – договор с издательством на иллюстрирование книги. Это был замечательный подарок, моя мечта исполнилась! Мне предложили проиллюстрировать книгу Светланы Лавровой «Собака Фрося и её люди».

В процессе работы я поняла, что иллюстрирование – это не только увлекательное и приятное занятие, но ещё и очень большой труд. После сдачи книги (в срок, как отметила редактор) у меня случилось выгорание. Примерно три месяца мне было сложно даже думать о том, что я ещё когда-нибудь стану рисовать иллюстрации. Но силы восстановились, и я снова взялась за любимую работу.

Иллюстрации Инны Папоротной к книге З. Стадник «Чижик всё исправит!»

Есть ли для вас разница между иллюстрированием прозы и поэзии? С чем вам проще работается?

Я ещё не иллюстрировала поэзию (не считая одного рисунка к стихотворению А. Усачёва «Улитка», который я рисовала для конкурса НДК). Было бы интересно взяться за такой проект. Мне кажется, в иллюстрациях к стихотворениям нужно больше фантазировать, это захватывает.

Судя по вашим профилям в социальных сетях, вы очень много рисуете. Иллюстраторские марафоны, работа над текущими проектами, ещё и зарисовки из собственной жизни. Кажется, что вы готовы запечатлеть всё: от комнатных цветов до микроволновки с часами. Как вам удаётся оставаться столь активной и во всём находить вдохновение?

Я рада, что вы оценили мои усилия! Какое-то время назад я смотрела на свои странички в интернете и расстраивалась, что нерегулярно веду их, слишком мало рисую. И сейчас я стараюсь уделять им как можно больше внимания.

Я очень хочу развивать свои рисовальные навыки, развивать соцсети. Мне нравится отзывчивое сообщество зрителей и иллюстраторов в инстаграме, мне важны их отклики на моё творчество. И мне нравится вести рисованный дневничок о моей семье… Словом, у меня много мотиваторов в разных сферах, и все они помогают мне двигаться вперёд.

На счет того, что я готова запечатлеть всё: как-то мне удалось побывать на мастер-классе Павла Татарникова. Он высказал мысль, которую я теперь постоянно напоминаю себе: «Книжный иллюстратор должен уметь рисовать всё». Всё я ещё не нарисовала. Вот, тренируюсь.

Есть ли у вас что-то, что очень хотелось бы нарисовать, но пока не было возможности? Может, какие-то творческие задумки на будущее?

Есть далёкие планы, которые хотелось бы осуществить, но на данный момент я ещё не готова. Речь о книге, где я была бы и автор, и иллюстратор, так называемой «тихой» книге. Кроме того, я бы с удовольствием сделала серию иллюстраций, используя вышивку, шитых кукол или бумажные макеты. Мне нравится рукоделие, поэтому такая идея меня манит.

Как вы относитесь к мультипликации? Не было ли у вас желания создать свой собственный мультфильм? Ваши персонажи настолько яркие и характерные, что так и просятся на экран.

Мультипликация – это одно из направлений, о котором я подумывала ещё в годы учёбы. Я даже пыталась попасть на курсы анимации при Беларусьфильме. Но только относительно недавно, в 2018 году, я смогла пройти недельный курс мультипликации и потом вместе с детьми сделала небольшие мультики. Начало уже есть. Мне действительно нравится создавать персонажей, анимировать свои рисунки. Возможно, когда-нибудь получится и нечто большее.

Любят ли ваши дети рисовать?

Мои младшие дети любят рисовать. Рядом с моим рабочим местом стоит детский столик, за которым они рисуют, красят, вырезают и лепят. Я работаю и параллельно что-то им поясняю или советую. Часто дети повторяют за мной: я рисую карандашом – и они тоже, я собираю макет текущей книги – и они тоже склеивают вкривь и вкось свои бумажки, что-то подписывают. Когда я рисовала пылесос, несколько вариантов пылесоса появилось и на их листочках.

Читают ли дети книги с вашими иллюстрациями? И вообще – любят ли они читать?

Книги с моими иллюстрациями дети, конечно, читают – но уже не в первый раз, поскольку я читаю им тексты, которые присылают издательства, предлагая новый проект.

Если говорить о литературе в целом, мои старшие дети любят чтение. И я стараюсь подбирать им книги таким образом, чтобы у них сохранялся интерес. Чаще читаем современных авторов, но есть у нас и классическая литература, например, «Хроники Нарнии» Клайва Льюиса, серия книг про Щепкина Анны-Катарины Вестли, «Эмиль из Лённеберги» Астрид Линдгрен – эту повесть мы особенно любим, поскольку сын Костик очень похож на Эмиля.

Открою небольшой секрет: дети думают, что я покупаю книги им, но на самом деле я покупаю их себе: в данный период времени у нас похожие интересы – у меня профессиональный, у них – возрастной. Сейчас я рисую иллюстрации к рассказам Юлии Кузнецовой – и мы знакомимся с её творчеством: взяли в библиотеке «Дом П». Дочке очень понравилась эта книга, она смеялась и перечитывала мне многие эпизоды. Двенадцатилетний сын читает фантастическую историю «За пределами времён», купленную по рекомендации той же Юлии Кузнецовой. Ещё всем в нашей семье очень нравится книга Зины Суровой «Лето в деревне».

Иллюстрации Инны Папоротной к книге Ю. Кузнецовой «Коля рисует»

Недавно в нашей домашней библиотеке появилось и несколько книг «Архипелага»: «Карусельный король» Марины Тараненко и Наташи Шило (моей землячки), две книги (про ящериц и черепах) с иллюстрациями Дарьи Беклемешевой (моя дочь может почти наизусть пересказать первую книгу про ящериц) и весёлая книга Нины Павловой «Марфа из Сосновки».

В семье мы практикуем совместное чтение вслух, даже со взрослыми детьми. Это очень уютное, сближающее время. Однажды вечером мы не смогли остановиться и дочитали книгу до конца, закончив далеко за полночь. Дети сказали: «Ух, это круче, чем фильм посмотреть!»

А вот читать просто для себя мне сейчас удаётся мало. В основном изучаю профессиональную литературу.

Приходилось ли вам рисовать героев для проектов с себя и своих близких?

Герои, похожие на меня и моих близких, получаются сами собой. Я порой и не замечаю этого. Подруга как-то прокомментировала, что малыши в истории, которую я иллюстрировала, похожи на моих детей, а я и не планировала их рисовать. В книге «Капитан Борщ» главный герой, капитан, похож на моего папу. Папа в молодости работал на судне и часто делится с нами воспоминаниями о море, о кораблях, поэтому я даже не задумывалась, каким будет капитан – он нарисовался похожим на папу.

Расскажите, пожалуйста, о своей работе над книгой «Чижик всё исправит!» Ваши иллюстрации получились невероятно живыми, яркими и забавными. Тяжело ли давалась эта работа?

Если откровенно, мне было страшновато браться за «Чижика»: в этой истории много персонажей-людей, а мне никогда не приходилось их рисовать в таком количестве. Хорошо, что прошло несколько месяцев, прежде чем я приступила к иллюстрациям: за это время я подготовилась и морально, и практически (больше рисовала людей). Перед началом работы и редакция, и автор Зуля Стадник очень вдохновляли и подбадривали меня. Ну, а потом, как обычно: я выдыхаю, вспоминаю пословицу «Глаза боятся, а руки делают», делаю всё, что могу, рисую, используя все свои знания и опыт…

Образы каких персонажей появились сразу, а над какими пришлось потрудиться?

Подбор образов героев, продумывание их эмоций – это очень увлекательная часть работы.

У меня на компьютере есть папка, куда я сохраняю фото людей с интересными, на мой взгляд, чертами лица, с необычной, выразительной внешностью. В этой папке есть также и пейзажи, и дома, и улицы, и много чего ещё, что как будто просит: «нарисуй меня!»

Для образа папы из этой папки мне приглянулся молодой человек, живущий в Минске. Я написала ему в инстаграме и попросила разрешения изобразить его в книге. Михаил (так зовут этого молодого человека) воспринял моё предложение очень позитивно и сразу согласился. Пошутил, что детей у него пока нет, а тут он сразу станет папой шестилетней девочки! Михаил занимается спортом, путешествует по Беларуси на велосипеде. На иллюстрации он, как и в жизни, вышел стройным, плечистым, подтянутым. Редакция посмотрела на этот рисунок и попросила его изменить: подрисовать животик, слегка взлохматить прическу. Папа в повести любит поесть и не отличается большой отвагой, потому не должен выглядеть, как Супермен. В результате в книге Михаил вышел таким, каким мог бы стать без ЗОЖ. Когда я подбирала образ мамы, то решила, что ею вполне может быть жена Михаила по имени Татьяна.

А когда я искала образы девочек, главных героинь, я вместе со своими детьми смотрела «Ералаш», детские фильмы – зарисовывала детей оттуда. Потом мне вспомнился класс моего сына. Я пересматривала фото из начальной школы (персонажи книги как раз учатся во втором классе, я специально уточнила у автора), зарисовывала разных девочек, и в итоге остановилась на Александре Парманчук и Вике Злотовой. Александра подходила для образа Поли Половичкиной даже по причёске – в тексте у Поли две косички, да и характер у неё милый. А Вика в классе любит пошалить, поэтому я вспомнила о ней, когда раздумывала о поведении Полиной подруги Али.

Иллюстрации Инны Папоротной к книге З. Стадник «Чижик всё исправит!»

Внешность учительницы Стеллы Шамильевны в книге описана очень подробно, я её зарисовала в общих чертах. Но мне хотелось найти живого человека, который бы «сыграл» персонажа. Я очередной раз читала про «длинные, тёмные волнистые волосы» учительницы, и вдруг мне вспомнилась автор книги Зуля Стадник, её внешность и актёрский талант. Такое явное сходство с героиней книги натолкнуло меня на мысль сделать саму писательницу визуальным прототипом этого персонажа.

Образ нянечки, старушки – собирательный, я взяла его с нескольких фотографий, найденных в интернете. В тексте почти не описывается её квартира, но мне она представилась видавшей виды, с желтоватыми от времени обоями, вешалками с одеждой на стене в прихожей, вязаными салфетками. В книге старушка приглашает детей на чай. Тут я не могла не нарисовать большой уютный абажур над столом, а на столе – натюрморт из моей папки «нарисуй меня!» Натюрморт я присмотрела на страничке у своей инстаграм-подруги и хотела его порисовать просто так, для себя, а оказалось, что он подходит мне для книги.

Читатели восхищаются вашими иллюстрациями к «Чижику»! А сами вы довольны своей работой?

Я очень рада, что мои иллюстрации многим пришлись по душе! Самой же мне довольно трудно объективно оценить свою работу: когда я рисую, я люблю свои картинки, я довожу их до идеала в своих глазах, а сейчас, по прошествии времени, эйфория и радость от процесса уходят, во мне просыпается скептик и критик.

Несмотря на такие смешанные эмоции, когда я получила авторские экземпляры, я была в восторге от издания: большой формат, качественная печать, приятные плотные странички! Очень красивая книга получилась! Я восхищаюсь работой всей команды: и автора, и редакторов, и дизайнера.

Как вы понимаете, что иллюстрация удалась?

Это сложно объяснить. Сужу исходя из своего представления о красоте. Мне нравится рисовать вообще и в частности в таком стиле и в такой технике. При этом я люблю творчество самых разных художников, работающих в различных стилях. Иногда я огорчаюсь, что не могу нарисовать так, как тот или иной иллюстратор. Но в то же время я вижу, что уже немного поднялась по ступенькам наверх, у меня есть опыт, навыки и у меня есть огонь. Творчество – это ведь путь. Я ставлю новые цели и рисую так, как могу сейчас, и испытываю радость от этого.

Как я определяю, что иллюстрация удалась? В какой-то момент я вижу, что сказала этим рисунком всё, что хотела. Я отточила его, он готов. Рисую персонажа – ищу эмоцию, которая точно передаёт замысел. Эмоцию рисую не только на лице, эмоцию отражаю и в положении тела, в наклоне, в композиции на листе. Рисуя последующие страницы, я мысленно возвращаюсь к первым, оттачиваю, перерисовываю композицию, иногда слегка (а бывает, и довольно сильно) меняю сюжет. Порой нахожу несоответствия с текстом – например, обнаруживаю, что забыла нарисовать девочке куртку или цвет ботинок получился не тот.

Иллюстрации Инны Папоротной к книге З. Стадник «Чижик всё исправит!»

Создаётся впечатление, что вы очень продуктивный человек с неиссякаемой энергией. Как вам удаётся спасаться от профессионального выгорания?

Профвыгорание всё-таки меня иногда посещает. После первой книги, «Собака Фрося и её люди», я даже не знала, что эта усталость называется выгоранием. И только со временем я научилась справляться с ним и его последствиями.

К сожалению, после книги «Чижик всё исправит!» оно тоже немного меня затронуло. Спешка в последний месяц работы истощила мои творческие силы. Но прошло полтора месяца вообщеничегонерисования – и я снова в строю, соскучилась по работе и как раз на творческом подьёме нарисовала форзац к «Чижику». Я думаю, если размеренно, без спешки, соблюдая восьмичасовой рабочий день и выходные, рисовать объёмную книгу, то можно спокойно справляться с длинной дистанцией.

Что помогает вам оставаться в тонусе: семья, хобби? Вообще остаётся ли у вас время на хобби?

Что касается хобби, то до работы иллюстратором я любила продумывать интерьер своей квартиры и старалась по возможности воплощать различные идеи, связанные с декором. Поэтому зимних праздников я ждала даже больше, чем дети, – так мне хотелось украсить дом. Теперь, к моему удивлению, я полностью удовлетворяю свои творческие потребности за счёт иллюстрирования книг, поэтому жильё к Рождеству украшаю уже по минимуму, и то в основном потому, что об этом просят мои дети.

Что бы вы могли посоветовать иллюстраторам, столкнувшимся с выгоранием? Что с этим делать и как продолжать творить?

Я думаю, прежде всего необходимо как следует отдохнуть. Во время отдыха я даже думать не хотела о рисовании (и эти мысли меня пугали: неужели это навсегда?). Но ничего: проходит время, силы восполняются, наступает весна!

Есть ли у вас художники и иллюстраторы, которые вас вдохновляют? Кто-то из старой школы или ваши коллеги по цеху?

Есть множество иллюстраторов, которые меня вдохновляют. У каждого из них можно поучиться различным умениям. Вот некоторые из этих художников.

Дмитрий Непомнящий и Ольга Попугаева: подробности, персонажи, сюжеты (например, в сказке про Муху-Цокотуху паук нарисован воздушным пиратом на дирижабле).

Юлия Сомина («Про царя Колбаску»): юмор, графика, стилистика.

Оксана Батурина: она прекрасно передаёт настроение книги («Я знаю каждую минуту»), очень нравится её карандашная техника в ещё неизданной книге про Лиса Анри.

Анастасия Мошина: яркие, и в то же время неизбитые цвета, стиль.

Евгения Двоскина: быстрые зарисовки-иллюстрации.

Многие иностранные иллюстраторы, например, Марк Янссен – это взрыв цвета; Картер Гудрич – карандашные персонажи.

А ещё Антон Ломаев, Катерина Дубовик, Паскаль Кампион – я не смогу перечислить всех! Меня восхищают стили, исполнение, персонажи, техники, идеи сюжетов – и те, что мне близки, и те, которые кажутся «не моими», ведь красота зажигает, и тебе хочется так же, но по-своему «искрить»!